Публикации

Удивительные святые, или Почему читать жития – интереснейшее занятие

25.06.2017Илья Тимкин


Мир, созданный Богом, настолько безграничен, что порой дух захватывает… Вот жил человек много сотен лет назад: воздухом дышал, говорил что-то, следы на песке оставлял… А потом умер, и закопали его. Если бы, как поёт рэпер Баста, он хотя бы наследников после себя оставил, чтобы утешаться при жизни мыслью: «Когда меня не станет, я буду петь голосами своих детей, и голосами их детей»… Но даже и потомства нет, и кровь этого человека из забытых времён в будущее некому передать.

А вот однако более миллиона россиян знают этого человека настолько близко, что готовы многочасовую очередь отстоять, лишь бы прикоснуться к его телу, попросить его о чём-то. То есть святой Николай живёт все эти годы, и не просто где-то там, на Небе почивает, а меняет мир, людям помогает всё это время, добрые дела продолжает творить… Смерть, где твоё жало? Нет его, Христос победил смерть.

Так и получается, что классическое житие практически каждого святого — это всего лишь некий центральный корень его жизнеописания, а боковые ответвления проникают во все эпохи, во все страны… Святые пересекаются и друг с другом, они не обращают внимания на даты, ведь всё время и вся человеческая история помещаются в раскрытой руке Того, Кому они служат и Кого любят.

Святой Николай посоветовал молиться святому Симеону

Потому-то так интересно читать жития святых, находить в них параллели, обращаться потом с просьбами о помощи и к современному старцу Паисию, и к древнейшему пророку Самуилу — обращаться, не сомневаясь в том, что тебя услышат. И сегодня мы полистаем страницы жизнеописаний, поищем жемчужин в житиях двух святых, память которых празднуется в это воскресенье. Преподобный Онуфрий Великий, четвёртый век, египетская пустыня — монах и отшельник. Преподобный Пётр Афонский, седьмой век, Греция — тоже великий аскет и пустынник.

Вот святой Пётр — был солдатом, и попал в плен, в тюрьму. Сидел там в оковах, мучился и всё думал: за что же Господь меня отдал врагам, с какой целью… И вдруг вспомнил: когда-то он пообещал уйти в монастырь, а слово не сдержал. Святой Пётр начинает тогда усиленно молиться, поститься, и просить у святого Николая, уже тогда любимого народом чудотворца, помочь ему. Святитель, невзирая на расстояние в двести лет, приходит на помощь. Он является Петру во сне, и советует особо молиться… другому святому, а именно Симеону Богоприимцу, древнему старцу, о котором нам рассказывает Евангелие. Пётр внимает совету, и вот однажды уже не во сне, а наяву святые приходят к узнику, и старец Симеон жезлом касается цепей Петра, те тают, как воск, и тот, кто молился, вместе с теми, кому молился, выходят на свободу.

И это не конец, в жизни святого Петра потом принимают участие и Пресвятая Богородица, направившая его на Афон, и Папа Римский, которому во сне приходит тот же святой Николай, и наказывает постричь Петра в монашество… Поистине, хоть целый фильм снимай, фильм о дружбе, взаимопомощи, приключениях и борьбе с опасностями. И ещё о том, что «в мире нет смерти, и времени нет» — так поёт Андрей Макаревич.

Человек в жёлтом царстве пустыни задумчив и тих…

А вот житие преподобного Онуфрия Великого — это настоящая сага об удивительном явлении — жизни в Фиваидской пустыне в Египте целого сонма подвижников. Начинается всё тоже как в захватывающем приключенческом романе. Один монах по имени Пафнутий жил в Фиваидском монастыре. Он знал, что где-то в глубине пустыни спасаются особые люди — великие монахи-отшельники, множество лет не видящие людей, и ведущие войну не на жизнь, а на смерть с бесами. Помогают им в этом ангелы…

Ненадолго отвлечёмся и послушаем очень «атмосферный» стих отца Андрея Ткачёва, который поможет нам проникнуться настроением бескрайних и безлюдных пространств Египта:

Где деревьев так мало, что дом не построишь из них,

Человек в жёлтом царстве пустыни задумчив и тих.

Только мыслям не жарко, и если он песню заводит,

То слова, как узоры, сплетаются в вычурный стих.

Там живут под шатром голубых, неподкупных небес…

Как в псалме девяностом коварный полуденный бес

Искушает людей постоянно тоской или страхом,

И не знатность, но мудрость имеют там истинный вес.

Есть невидимый мир. Он повсюду, и он населён.

Если кто-то и знает об этом, то именно он:

Человек, признающий богатством не жемчуг, но воду;

Тот, что беден и тих. Тот, что тихостью этой силён.

Вот в такую-то пустыню и отправляется бесстрашный монах Пафнутий, и кого только не встречает в пути: и уже умершего отшельника в пещере (его наш путешественник похоронил); и ребят-одноклассников, ушедших спасаться сюда из города Оксинриха; и старцев, с ног до головы заросших волосами, старцев, по 60 лет не видевших живого человека… Среди них и Онуфрий Великий, чью память мы совершаем в это воскресенье.

Откуда в пустыне Святое Причастие

Обратим внимание на очень важный для нас факт, а именно — Святое Причастие. Вы как думаете, аскеты, живущие в пустыне, причащались или нет? Может, с лихвой хватало им молитвы, молчаливого подвига?..

Не хватало, друзья. Не хватало. Каждый выходной собирались они группками для общей молитвы, для псалмопения. Но священников среди них… Правильно, не было. И Животворящие Тело и Кровь приносили ангелы. Они и причащали подвижников. Кстати, святой Пафнутий тоже сподобился причаститься из рук Ангела, вместе с четырьмя одноклассниками, о которых мы говорили выше. Они упомянули свои имена в беседе с гостем. Двух звали привычно: Иоанн и Андрей. Двух — не очень: Ираклемон и Феофил. Они святые, и мы можем молиться им. Папы и мамы, просите у святых Иоанна, Андрея, Ираклемона и Феофила, чтобы детишки ваши тоже разгорались любовью к Богу, чтобы у них были такие же хорошие друзья. Чтобы, сговорившись, они ушли бы не в пустыню, а хотя бы в храм на воскресную службу…

Кстати, о службе. Когда Ангел причащал святого Пафнутия, то последний расслышал слова, с любовью произносимые небесным слугой. «Да будет вам Пищей Нетленной, Веселием Нескончаемым и Жизнью Вечной Тело и Кровь Господа Иисуса Христа, Бога нашего».

Еда, которая не портится… Веселье, которое не кончается… Жизнь, которая не заканчивается смертью… Ужели ангелам не поверим, друзья? Если настолько важно Причастие, что даже великие пустынники не могли обходиться без него, и Ангел с Неба сходил, держа в руках Тело и Кровь… Что скажем мы, почему вот в это воскресенье, и в прошлое, и в следующее, почему не причащаемся? Почему лицо отворачиваем от Чаши, почему сердца наши не сжимаются при словах диакона: «Со страхом Божиим и верою приступите»? С каким лицом можем слушать доносящийся из алтаря призыв Христа: «Приимите, ядите, сие есть тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов», и потом стоять с отсутствующим видом, глядя на вереницу причастников, подтягивая вместе с клиросом «Источника бессмертного вкусите», и ничуть не переживая от собственного равнодушия?

Нет уж, если вдруг желания причащаться каждое воскресенье не чувствуем, если смысла этого не понимаем, то стремиться хотя бы обязаны. Читать, что такое Литургия. Бога просить, чтобы научил нас, чтобы позвал к Себе, к Своей Чаше. Чтобы мы не считали себя праведнее фиваидских пустынников, которым теснейшее соединение с Богом было нужно как минимум каждую неделю, а нам — современным христианам — якобы достаточно раз в год.

Спаситель «заповедует верующим и ревнующим о христианском желании причащаться часто Пречистого Тела и Крови Его — ежедневно, если кто может по условиям жизни своей, быть готовым приступать к Чаше Жизни. Если мы ежедневно стремимся к пище и питию тленным, земным, то тем более должны алкать и жаждать пищи нетленной и пития нетленного, которое суть Тело и Кровь Начальника жизни — Господа нашего Иисуса Христа» — поучает нас святой Иоанн Кронштадтский

Вот так… Будем читать жития святых, будем находить в них сокровища духовного опыта, будем знакомиться с этими интересными людьми, будем разговаривать с ними в молитве, будем дружить с ними, и когда-нибудь, под ярким солнцем в Небесном Иерусалиме, сможем мы увидеть их воочию, и поблагодарить за всё, глядя в глаза.

Теги:
Жития святых
святые
святой
житие




Все новости раздела




Вверх